Петров: «Не удалось заставить передние колеса работать»

c547bdf2

Петров

О том, почему это произошло, Виталий рассказал российским журналистам, вернувшись с технического брифинга.

Виталий Петров: «Уже третья тренировка была сложной, и проблема в том, что было трудно прогреть передние колеса. Задние уже начинают сдавать, в то время как передние еще нормально не прогреваются. После вчерашней тренировки мы много думали над ситуацией, и к субботе изменили настройки передней части машины.

Мы знали, что из-за жары будет сильная избыточная поворачиваемость, и задние колеса будут быстро сдавать, поэтому решили настроить машину больше на недостаточную поворачиваемость, и возможно, это была ошибка. Но мы знали, что температура асфальта будет очень высокой, и что управлять машиной будет очень тяжело, и поэтому приняли такое решение, рассчитывая, что к квалификации температура асфальта упадет на 10-15 градусов, и ситуация с управляемостью машины нормализуется.

В принципе, в квалификации это и произошло, но произошло поздновато. Солнце уже начало заходить, трасса начала остывать, но не до такой температуры, на которую мы рассчитывали. Сегодня, когда мы сначала выезжали на жесткой резине, температура была еще достаточно высокой, и солнце еще не зашло. Было очень тяжело вкатиться, и на жестких шинах я проиграл напарнику практически секунду, потому что вообще не мог прогреть передние колеса.

Поэтому, переходя на мягкую резину, мы на два-три градуса увеличили угол атаки переднего крыла – стало получше: я проехал быстрый круг, потом остудил резину немного, потом еще один быстрый. И только к этому моменту передние колеса стали прогреваться, но все равно их температура была значительно ниже рабочего диапазона. Поэтому я очень расстроен. Мы ждали, что поведение машины значительно улучшиться к последнему кругу, но не смогли заставить передние колеса работать.

По телеметрии видно, что до 17-го поворота я ехал быстрее Ковалайнена и Пика, но на выходе из него справа был Росберг. Его машина не на гоночной траектории находилась, но он мне помешал, потому что я не видел апекса поворота. Росберг был в том месте, где я всегда поворачиваю голову и должен найти тот поребрик, куда мне “заправлять” машину. И только из-за этого я потерял четыре десятых. Обидно, потому что к этому кругу машина стала работать лучше.

Я был действительно расстроен, и даже с инженерами говорил на повышенных тонах. Они же понимали, в чем дело, понимали, что быстрее ехал, но из-за того, что все эти нюансы не сложились так, как надо, мы и проиграли квалификацию. Мы не заставили машину эффективно работать с первого круга».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *